Ж. Деми. «Шербургские зонтики»


Художественный фильм Жака Деми «Шербургские зонтики» 1964 года в трёх частях содержит три общепризнанные истины и одно откровение. Ниже размышление зрителя, который смотрел «Шербургские зонтики» когда-то в семнадцать лет, а теперь пересмотрел фмильм в пятьдесят два года. (Для педантов. Я знаю, как правильно произносится «Cherbourg.»)


Часть первая. Отъезд

«Лямур пердю» (рус. «любовь проходит») — так, не правда ли, красиво по-французски звучит первая главная истина художественного музыкального фильма «Шербургские зонтики» Жака Деми. В этом красивом фильме красивые актёры Нино Кастельнуаво и Катрин Денёв под красивую музыку Мишеля Леграна красиво поют и играют историю первой любви двадцатилетнего автомеханика Ги и семнадцатилетней продавщицы зонтиков Женевьев в провинциальном городке Шербург в послевоенной Франции.

Фиг. «Шербургские зонтики», кадр из фильма
Фиг. «Шербургские зонтики», кадр из фильма

В сцене расставания и отъезда Ги в армию в конце первой части эта любовь Ги и Женевьев достигнет своей кульминации. И в то же время уходящий с перрона вагон с Ги — это как символ любви, которая рано или поздно пройдёт, как проходящий поезд через вокзал небольшого провинциального городка.

Фиг. «Шербургские зонтики», кадр из фильма
Фиг. «Шербургские зонтики», кадр из фильма

Часть вторая. Разлука

«А ля гер ком а ля гер» ( рус. «в армии как в армии») — ещё одна истина, которая присутствует в фильме «Шербургские зонтики». Письма — это, как правило, последнее, что остаётся от первой любви солдату.

В советское время фильм часто показывали в кинотеатрах и по телевидению. Как-то спросил я в армии у своего товарища по воинской службе: какой самый лучший фильм на свете? —«Шербургские зонтики».

Фиг. «Шербургские зонтики», кадр из фильма
Фиг. «Шербургские зонтики», кадр из фильма

Часть третья. Возвращение

«Се ля ви» (рус. «Жизнь возьмет своё») — третья французская мудрость, которая в фильме «Шербургские зонтики» завершает первую и вторую вышесказанные истины. И жизнь не только возьмёт своё, но она и даст другое взамен — как для Ги, так и для Женевьев.

Последняя сцена фильма — сцена Рождества — жизнь стоит не только слёз, но и благодарности.

Фиг. «Шербургские зонтики», кадр из фильма
Фиг. «Шербургские зонтики», кадр из фильма

Откровение

Таким образом, суммировав вышесказанные истины, можно сказать, что фильм «Шербургские зонтики» мог быть создан только во Франции и нигде больше.

Но, с другой стороны, много создано французских красивых фильмов «и про жизнь, и про любовь», с красивыми актёрами, красивой музыкой. В том числе и у самого Жака Деми «Шербургские зонтики» — это не единственный красивый музыкальный фильм. Однако из всех этих фильмов именно «Шербургские зонтики» уже не первое десятилетие западает в душу зрителю.

Почему этот искусственный по форме и искусственный, даже надуманный, по содержанию фильм уже не одно десятилетие стал для зрителей откровением жизненной правды?

На этот вопрос легко и трудно ответить. Раньше сказали бы «ангел пролетел». Есть что-то в том, что «Шербургские зонтики» получил и приз международной Католической организации в области кино, хотя ничего такого религиозного в этом фильме и нет.

Я собственно и ищу в искусстве только это «ангел пролетел». Само по себе искусство, как интеллектуальная игра креативных классов, меня не интересует.

Со второго взгляда

Подобные фильмы, в которых «ангел пролетел», не хочется пересматривать из-за боязни, что при повторном просмотре исчезнет первое впечатление от фильма. Вот как любовь с первого взгляда проходит, если внимательно взглянуть второй раз.

Первое впечатление от повторного просмотра «Шербургских зонтиков» не исчезает. Только что проверил — первый раз смотрел фильм 35 лет назад. Разве что образы Женевьев и Ги стали дальше, а образы мадам Эмери и тёти Элизы — ближе.

Фиг. «Шербургские зонтики», кадр из фильма
Фиг. «Шербургские зонтики», кадр из фильма

Ⓜ ⬇ 22-11-2016