А. Сен-Леон. Легкомысленный француз


В пятом очерке о мужском классическом танце перенесёмся в середину 19-го века, когда в русском балете главенствовали французы, такие как Артур Сен-Леон.


«Parigi, o cara, noi lasceremo»

Сколько же шишек было злобно брошено в сторону знаменитого французского актёра Жерара Депардьё, уехавшего в конце 2012-го года из Франции в Россию! Существует класс интеллектуалов, как русских, так и французских, рассматривающей все процессы, в том числе искусства, только с точки зрения политоты. И поэтому для них Депардье, не пожелавший принимать во внимание все эти политические заморочки при получении гражданства России — несомненно легкомысленный человек, местами даже жалкий муж.

А между прочим, «свалить» из Франциии в Россию — это очень даже древняя традиция у французского бомонда. Например, очень тесно связали с Россией свою жизнь многие выдающиеся французские танцовщики и балетмейстеры 19-го века — Шарль Дидло, Жюль Перро, Артур Сен-Леон, Мариус Петипа. Эти люди стали славой не только французского, но и русского балета, сформировав здесь национальную русскую школу классического танца.

Вот и перенесёмся в этот русский балет 19-го века, выбрав для примера танцора и хореографа Артура Сен-Леона, который в течение 1859—1869 гг. поставил много балетных спектаклей на сцене Большого Каменного театра в Санкт-Петеребурге и Большого театра в Москве. В память о нём нам остались не только его изображения, но и фарфоровые статуэтки.

Статуэтка Артура Сен-Леона
Статуэтка Артура Сен-Леона

Ему, кстати, тоже, как и сейчас Депардье, доставалось шишек от русской демократической общественности за политическую легкомысленность, безыдейность, верноподанничество и любовь к ассигнациям и за «бездуховность». Сен-Леон изначально расценивал балет как искусство развлечения и не заботился о метафоричности, аллегоричности и злободневности своих постановок.

Но вот бывают же времена, когда нужно чего-нибудь такого «бездуховного» — например, святочных танцев до упада, когда время постится прошло. Ведь первая задача искусства — утешение. А танец — это самое большое утешение для человека. Вот и утешимся в конце очерка одним из хореографических дивертисментов Артура Сен-Леона. Тем более что танцевать в нём будет Алла Сизова, которая сама по себе сплошное утешение балетомана.

Сизова в образе маркитанки
Сизова в образе маркитанки

По вопросам реставрации я бы дал рекомендации

Понятно, что непосредственных видеозаписей балетных номеров того времени у нас нет. А при нынешней постмодернистской страсти человечества всё «осовременивать», приходится с подозрением относится к нынешним постановкам балетов 19-го века. Поэтому в нашем случае можно говорить только о реставрации прошлых танцев.

Но всё-таки получить общее представление о характере и свойствах танца середины 19-го века не сложно. С того времени остались гравюры, рисунки и даже фотографические дагеротипы с амбротипами, позволяющие представить некоторые особенности балета той эпохи. Причём, как танцор, на тех картинках очень часто присутствовал и сам Артур Сен-Леон.

Артур Сен-Леон. Гравюра
Артур Сен-Леон. Гравюра

В те времена уже существовала пресса. И по критическим опусам писавшей на театральную тему братии тоже можно многое почерпнуть, даже если это были критические и ругательные статьи.

Мало того сам Сен-Леон изобрёл некую нотацию, похожие на музыкальные ноты, но предназначенную для записи танцевальных pas.

Танцевальная нотация Сен-Леона
Танцевальная нотация Сен-Леона

Так, что было бы желание, реставрировать прошлые балеты близко к духу того времени вполне возможно. Если, коротко, то классический танец времени Артура Сен-Леона не был, конечно же, таким атлетическим и технически насыщенным, как балет двадцатого века. Особенно это касается pas de deux, где не было ещё сложных поддержек, и парный танец представлял собой совместное исполнение, или же когда партнёр помогал танцовщице выполнить позы attitude, arabesque и т.д.

Но это не значит, что тот балет был менее виртуозен. Просто виртуозность того времени была направлена в первую очередь на стремление к совершенному апломбу (делать апломбы — faire des aplombes). Апломб, как умение сохранять в равновесии все части тела в любой момент — фундаментальное понятие классического танца, которое и придаёт балету эту его воздушность, лёгкость, небесность, устремлённость вверх.

Балет 19-го века
Балет 19-го века

Совершенно логично, что это стремление к апломбу привело к активному использованию пуант, позволяющих танцовщицам вставать полностью на пальцы ног. Феноменальным апломбом обладала Мария Тальони. И именно Мария Тальони сделала пуанты обязательным атрибутом классического танца с начала 30-х годов 19-го века.

Танцуй, танцуй

Теперь нам только осталось посмотреть удачную реставрацию какого-нибудь лёгкого дивертисмента Сен-Леона. Крупнейшим реставратором старых постановок сейчас является мастер, тоже француз, Пьер Лакотт. В начале своего творческого пути он брал уроки у великих русских балерин — Матильды Кшесинской, Ольги Преображенской, Любови Егоровой. Позже, легкомысленно увлёкшись в молодости современными танцевальными идеями, Лакотт в конце концов всё-таки вернулся к клссике и сейчас по праву носит звание балетного археолога. Активно работает именно с русскими театрами.

Пьер Лакотт
Пьер Лакотт

Например, он в 1979-году реставрировал Le Pas des Six (па-де-сис) из балета «Маркитанка» на музыку Цезаря Пуни в хореографии Артура Сен-Леона. «Маркитанка». Это балет, с которого Сен-Леон и начинает в 1843-м году свою деятельность на поприще балетмейстера.

Есть видеозапись этой реставрации в исполнении солистов Ленинградского государственного академического театра оперы и балета имени С. М.Кирова (ныне Мариинский). Главные исполнители Борис Бланков и Алла Сизова.

Но прежде чем смотреть, хотелось бы сказать ещё об одной особенности и качестве балета 19-го века, которое сродни с таким же качеством классической оперы того же времени. Вот как при исполнении классической оперы того времени хочется подпевать, так и, глядя на старый добрый балет той эпохи под замечательную музыку Цезаря Пуни, хочется подтанцовывать.

А что, ничего нет в том легкомысленного, чтобы достойным мужам, отпостившись постом приятным, в эти святочные дни немного потанцевать. Не всё же время с умным видом спать посвистывая на современных суперконцептуалистских спектаклях с политическими метафорами и социальными аллегориями. Тем более, что Алла Сизова здесь такая вся такая эдакая.

«Маркитанка». Фрагмент
«Маркитанка». Фрагмент

Ⓜ ⬇ 09-02-2014