Лев Пушкин как прообраз мужа Татьяны Лариной в романе «Евгений Онегин»


Владимир Набоков славен не только беллетристикой, но также переводом на английский язык и масштабным литературоведческим исследованием романа «Евгения Онегина» А.С. Пушкина. Используя литературоведческий метод писателя и литературоведа пушкиниста Набокова, определим, что в романе «Евгений Онегин» А.С. Пушкина прототипом мужа Татьяны явился младший брат поэта — Лев Сергеевич Пушкин.


Писатель и пушкинист Владимир Набоков не жаловал «любителей искать действительных прототипов вымышленных героев и „реальную жизнь“ на ведущих в никуда дорогах искусства». Тем не менее для таких любителей в его «Комментарии к роману „Евгений Онегин“ А.С.Пушкина» встречаются исследования связей с реальной жизнью того или иного образа, текста, цитаты.

Тем более, что литературоведческий метод Набокова, который писатель демонстрирует в своих «Комментариях», представляет собой изучение всех частностей, деталей, нюансов, связанных с произведением. Этот метод, на первый взгляд, предполагает индукцию — логические выводы от частного к общему. Но Набоков редко выходит за пределы частностей в своих литературных исследованиях, оставляя читателю самому сделать глобальные общие выводы из этих частностей. Индукций у Набокова мало. Хотя это не является недостатком, так как даёт возможность легко прыгать по главам в его тысячастраничном «Комментарии» к пушкинскому «Онегину» и не бояться упустить какую-то главную общую мысль.

Я тоже, как и Набоков, не люблю «любителей искать действительных прототипов вымышленных героев и „реальную жизнь“ на ведущих в никуда дорогах искусства». Подобные поиски сродни сухой схоластике в религии, которая скорее уводит от веры, чем к ней приводит. Но, подражая Набокову, для таких любителей попробую в частностях исследовать вымышленный образ князя, важного генерала из «Евгения Онегина» — мужа Татьяны — и связать его с реальным человеком, которого знал автор этого романа в стихах.

Татьяна Ларина в романе Пушкина «Евгений Онегин» в последних главах выходит замуж за «важного генерала», князя. Пушкин в романе никак его подробно не комментирует и даже не указывает имя этого действующего лица. Может даже сложится мнение, что это сюжетный, не имеющий самостоятельного значения персонаж, к которому сам Пушкин без симпатии относится, и которого он ввёл для фабулы, чтобы вызвать к Татьяне большее сочувствие и подчеркнуть её высокий моральный облик.

Но если перечислить скупые частные характеристики этого важного князя из романа, то можно заметить сходство этих характеристик с частными чертами Льва Сергеевича Пушкина — младшего брата Александра Пушкина. Есть предположение, что прототипом важного генерала из «Евгения Онегина» является Лев Пушкин. Тот самый Лев Пушкин, которому посвящено самое первое издание первой главы романа «Евгений Онегин».

Рис. 1. Лев Пушкин
Рис. 1. Лев Пушкин

1) В романе «Евгений Онегин» муж Татьяны князь — ровесник Онегина, его друг. Это не пожилой человек, как князь Гремин из оперы «Евгений Онегин» Чайковского. Этому важному генералу около двадцати шести лет, как и главному герою пушкинского романа в стихах. По возрасту важный генерал сравним с Львом Пушкиным. Последние главы романа Пушкин пишет в 1830—31 году, когда его младшему брату было 25—26 лет.

Рис. 2. Лев Пушкин
Рис. 2. Лев Пушкин

2) В романе «Евгений Онегин» муж Татьяны князь не просто генерал, а боевой генерал — инвалид, участник кровопролитных сражений. С 1827 года Лев Пушкин в возрасте двадцати двух лет уходит служить. Он боевой офицер, служит в Нижегородском драгунском полку, где проявляет бесстрашие и отвагу в различных военных кампаниях. За участие во взятии пограничных крепостей, а также за Арзрумский поход награждается несколькими орденами, в том числе Анны III степени с бантом, Владимира IV степени, медалями.

Правда, к моменту написания последних глав романа Лев Пушкин не дослужился до генерала, как князь в романе, или хотя бы до полковника. Но интересен то, что именно в воинской службе, как и полагается аристократу, Пушкин видит идеал для своего младшего брата. В одном из писем шестнадцатилетнему Льву Пушкин просит не брать пример со старшего брата и советует Льву серьезно подумать о военной службе и добиться высокого чина:

«Мне без тебя скучно — что ты делаешь? В службе ли ты? Пора, ей-богу, пора. Ты меня в пример не бери — если упустишь время, после будешь тужить — в русской службе должно непременно быть 26 лет полковником, если хочешь быть чем-нибудь, когда-нибудь…»

Можно сказать, что боевой генерал в романе «Евгений Онегин» это такая идеализация воинской службы своего младшего брата. О чём можно судить и по идеалистическому портрету Льва Пушкина, который нарисовал Александр Пушкин в 1829 году.

Рис. 3. Лев Пушкин
Рис. 3. Лев Пушкин

3) Конечно, Лев Пушкин идеалом не был. Как в отношении некоторых своих душевных качеств — в молодости он любил покутить и поволочиться, так и в отношении своей наружности. Лев Пушкин не был красавцем. За глаза его звали «белый негр». Он имел непропорциональное сложение и становился объектом для разного рода шаржей.

Рис. 4. Лев Пушкин
Рис. 4. Лев Пушкин

С годами он начал полнеть и обманывал дам, говоря им, что это он просто переболел на войне водянкой. В романе «Евгений Онегин» князь генерал тоже полный мужчина. Это первое, что отмечает для себя Татьяна, когда первый раз замечает князя.

И каждая шепнула ей:
- Взгляни налево поскорей. -
’Налево? где? что там такое?’
- Ну, что бы ни было, гляди…
В той кучке, видишь? впереди,
Там, где еще в мундирах двое…
Вот отошел… вот боком стал… -
’Кто? толстый этот генерал?’

4) Ещё одна незначительная, но интересная частность. Как отмечали современники Пушкина, при не очень складной наружности Лев Пушкин умел одеваться со вкусом, «по моде и к лицу». А в романе «Евгений Онегин» Татьяна именно после замужества за генералом становится образцом вкуса, образцово-показательной леди. А до этого она на собраньях ничем подобным ни блистала, и никто её не замечал.

5) Самое важное, что было заимствовано для романа, это сама душа Льва Пушкина — «с отличным сердцем и высокого благородства», как отмечали его близкие. «Одарённым душою» называл своего младшего брата Александр Пушкин. То есть он обладал именно таким складом души, которая и могла заметить и оценить Татьяну. Генерал-инвалид в романе Пушкина и есть тот человек, кто смог разглядеть в «гадком утёнке» Татьяне, которая никому не нравилась в столице, свою родственную душу.

Ещё одна интересная деталь. После смерти Александра Пушкина, жизнь его младшего брата практически повторяет события последних глав «Евгения Онегина». Лев Пушкин в 1842 году получил отставку с военной службы и ушёл на статскую службу. В 1843 году он женился на дочери бывшего симбирского губернатора Елизавете Александровне Загряжской. Свою жену Лев Сергеевич очень любил и считал её лучшей из всех красавиц.

Рис. 5. Лев Пушкин
Рис. 5. Лев Пушкин

Таким образом, частности романа «Евгений Онегин» указывают на Льва Пушкина как на прототип князя и мужа Татьяны Лариной из последних глав «Евгения Онегина».

Можно даже, отложив метод Набокова, сделать логическую индукцию из этих частностей. Например, такую. Когда написание романа у Пушкина подходило к концу, ему, жалко стало отдавать Татьяну замуж за оболтуса Онегина, хотя логика романтического жанра того требовала. Но уж слишком хороша получилась Татьяна. И, как говорится в подобных случаях, жаба задушила Пушкина.

И тогда Пушкин решил выдать Таню за своего младшего любимого брата и вывел его идеал в романе этим самым «важным генералом». Если считать, что Пушкин в романе ставит брак выше влюблённости, то логично, что идеальная Татьяна получает идеального мужа в лице идеализированного брата поэта.

В конце концов, если поэт посвятил своему брату Льву первую главу, то логично ожидать и какого-то проявление Льва Пушкина в заключительных главах романа.

Но, во-первых, как и Набоков, оставляю читателям право на свои собственные индукции.

Во-вторых, напомню «любителям искать действительных прототипов вымышленных героев и „реальную жизнь“ на ведущих в никуда дорогах искусства», что даже если и вычислить прототип того или иного вымышленного героя, нельзя быть уверенным, что этот прототип не использовался как источник вдохновения для других вымышленных героев. Не говоря уже и о том, что вымышленный образ может вмещать в себя несколько прототипов. Тот же Лев Пушкин мог быть и одним из прообразов Евгения Онегина. По крайней мере онегинские черты можно найти в молодом и юном Льве Пушкине.

Ⓜ ⬇ 2016-10-23